Дом для Шарика и Мурки

Газета “Вечерний Оренбург” от 07.09.11 г.

В городе появилась перспектива создания городского приюта для бродячих животных.

Без скромности, но с гарантией
Вопрос о выделении муниципального здания обществу «Защита животных», которое более трёх лет лечит и пристраивает бродяжек, поднимался ещё в начале года. Подходящее помещение уже было найдено, когда оказалось, что по санитарным нормам размещение в нём приюта невозможно. Других вариантов город предложить не смог. Однако на прошедшем в понедельник совещании у Главы города Юрия Мищерякова решение вопроса всё же было найдено – обществу под строительство будет отведена муниципальная земля.
- Подобное учреждение требует вокруг себя санитарной зоны. Мы предлагаем участок вне жилого массива, например в районе городской свалки, – предложил главный архитектор города Сергей Бренёв.

- Нас вариант вполне устраивает, – ухватился за предложение директор АНО «Защита животных» Денис Большаков. – Главное – доступность места для волонтёров.
Минимальный запрашиваемый размер участка – 10 соток. Глава города Юрий Мищеряков посоветовал не скромничать, но защитники животных должны гарантировать, что осилят и строительство приюта, и его содержание.

- Работа с животными у нас уже давно отлажена, – поделился буднями Денис Владимирович. – Мы прививаем и стерилизуем всех поступающих животных, ежегодно находим хозяев для 200-300 собак и кошек. Работаем как на личные деньги, так и на пожертвования оренбуржцев. Недавно договорились о пищевых отходах из столовой одной из школ. Средства на строительство приюта надеемся получить от крупных организаций и предприятий. Они давно гарантировали помощь, но только под официальное признание города. Теперь мы это практически имеем.

Что ветка, что кошка…
- Нет, у нас нет породистых собак. Может быть, возьмёте дворнягу? – После некоторого молчания Большаков кладёт трубку и продолжает начатый после совещания спор. – Думаете, отстрел решает все вопросы? Ежегодно «Спецавтохозяйство» убивает по 11 тысяч собак и кошек. Заметьте – ежегодно. То есть на популяцию это никак не влияет. Мы же предлагаем поголовную стерилизацию, которая, и это научно доказано, уже через несколько лет снизит численность бродяжек в восемь-десять раз!

- То есть стерилизовать и отпускать? Это же безумие! – не соглашается собеседник и в конце своей речи приходит к выводу, что отстрел – точно такое же профилактическое мероприятие, как обрезка деревьев. А строительство приюта – не более чем блажь.

Такого же мнения придерживаются большинство оренбуржцев. Во время акции «Россия без жестокости» лишь половина опрошенных высказывала лояльность к идее создания приюта. Ещё меньше горожан проявляют о братьях меньших реальную заботу: спонсируют операции, приходят на субботники в собачьи вольеры (сейчас они находятся в частном секторе), держат у себя кошек, пока тем не найдётся новый дом. Сегодня подопечных у общества около сотни. Еженедельно сюда попадают новые жертвы человеческой жестокости: выброшенное «бракованное» потомство, нашпигованные дробью коты, сбитые машиной или избитые собаки.

Строительство приюта должно увеличить как количество питомцев, так и желающих их забрать – в сегодняшних условиях поставить на поток «усыновление» проблематично.
И хотя Денис осознаёт, что выделение земли (окончательно решение о нём должно быть принято до середины месяца) – лишь начало трудного пути по созданию полноценного приюта, надеется, что с помощью людей, для которых живое существо всё же ценнее опилок, всё у них получится.

Замечено, что фраза «Лучше бы людей спасали!» – самая распространённая реакция горожан на эту затею. Что ж, врач Большаков занимается этим всю жизнь. А кому помогли вы?

По данным отделения травматологии МГКБ №4, ежегодно после нападения животных к ним обращаются около двух тысяч взрослых оренбуржцев, ещё 370 детей в возрасте от года до 14 лет поступают в травпункт МГКБ №5. 15-20 процентов от всех пациентов страдают от бродячих животных.
Людмила Ковалева